Каждой ласточке знаком он идет от дома к дому

Ласточка Загадка: Каждой ласточке знакомый, Он - Zavopros

Загадка Каждой ласточке знакомый, он идет от дома к дому. Запотели от росы стометровые усы., Русский язык, 1 - 4 классы. Ласточка Загадка: Каждой ласточке знакомый, Он идёт от дома к дому. Запотели от росы Стометровые усы. - Zavopros. Каждой ласточке знакомый, Он идёт от дома к дому. Запотели от росы Стометровые усы. 2. В какой загадке есть образное сравнение?.

Менеджеру сразу заявила, что хочу купить дачу, а не дом для постоянного проживания, на это представитель продавца пояснил, что сегодня в этом нет особой разницы. Мне рассказали много полезной информации о коттеджном поселке, о его преимуществах перед классической дачей. В итоге я окончательно убедилась, в правильности сделанного выбора.

Сейчас уже все позади у меня есть отличная дача или дом, даже не знаю, как правильно называть купленный мною объект. По документам это, конечно же, дом, но по моему отношению к нему, это дача. Вот такая небольшая путаница, однако, она только в моей голове, а в документах полный порядок. Рязань Не ошибусь, если скажу, что купить дачу мечтает каждый второй житель любого города, в Рязани этот вопрос стоит особенно остро, поскольку в городе довольно грязный воздух, а в паре километров за городом раскинулся настоящий курорт.

Вот и я вхожу в ту часть населения, которая мечтает купить дачу, а совсем недавно удалось материализовать свою давнюю задумку. В качестве инструмента реализации мечты был выбран коттеджный поселок Ласточка. Да, это не дача, однако здесь гораздо лучше, чем в классическом поселке, предназначенном именно для выращивания огородных культур.

Здесь так же можно заниматься дачным хозяйством, строить дома, прописываться или жить на постоянной основе. Пока я не собираюсь жить в поселке постоянно, хочется приезжать на выходные или проводить здесь отпуск. Но кто знает, как сложится жизнь дальше, может быть появится возможность переехать в этот живописный уголок чистой природы на постоянное место жительства.

Можно было, конечно, купить дачу в каком-то другом месте, но мне понравилось именно это, здесь как-то уютно, надежно и просто красиво. Я хорошо познакомился с местностью, изучил документы поселка и прочие аспекты, что мне дает полное право рекомендовать поселок всем людям, которые хотят купить дачу. Рязань Мы всей семьей любим, выбираться за город по праздникам и выходным, это отличный способ отдохнуть и наполниться силами.

Раньше для этих целей использовали любезно предоставленные дачи друзей или же съемное загородное жилье. И вот теперь решили купить дачу, чтобы никого не стеснять и не тратить лишних денег. К вопросу подошли очень тщательно, в первую очередь рассматривали те варианты, в которых уже удалось побывать. Но в итоге решили купить дачу в этом поселке, он новый, перспективный, сюда удобно добираться и, к тому же, это полноценный населенный пункт со всеми вытекающими последствиями.

Недвижимость уже куплена, полным ходом идут отделочные работы, а мы пока разглядываем окрестности и смотрим, где можно с пользой провести время, когда будет все готово. Мест для отдыха здесь предостаточно, стоит озеро почти внутри поселка и еще один прилегающий водоем. В общем, кто хочет купить дачу в хорошем месте и по приемлемой цене, мы рекомендуем коттеджный поселок Ласточка, здесь есть все для приятного времяпрепровождения, а также для комфортной жизни.

Все-таки коттеджный поселок гораздо лучше классической дачи, ведь здесь изначально закладывается нужный формат. Сергей, Рязанская область Я купил в этом поселке участок, и хотелось бы написать отзыв про саму покупку, но для начала стоит отметить, как коттеджный поселок официальный сайт оформил, поскольку именно с этого объекта все началось. Сегодня практически любая покупка начинается с обращения к интернету и если даже что-то приобрести с доставкой на дом не получается, все равно в сети есть по этому поводу полезная информация.

Так вот, я просмотрел много сайтов коттеджных поселков, везде все довольно четко расписано. Но здесь как-то информация более раскрыта, есть фотографии, подробные описания, с каждой страничкой становится все больше и больше полезных данных. Считаю, что каждый коттеджный поселок официальный сайт должен иметь в таком формате, ну или хотя бы похожий на. Увидев меня увязывался за мной, куда я и он туда, не отходил от меня ни на шаг. К осени вырос Вася, стал огромным, рослым, весил около 30 кг, больше походил на страуса чем на индюка.

Бегал за мной в магазин, находившийся недалеко от нашего дома, на нашей улице. Вся улица смеялась над выходками Васи. До того Вася был тяжелым, что его не выдержали насесты, где ночевали его братья и сестры. Внезапно ломались палки- насесты и орава перепуганных птиц, с криками приземлялись на пол курятника.

Пришлось для Васи соорудить специально из кирпичей насест, куда он поднимался по ступенькам, они были тоже из кирпичей, устраивался, он там наверху, поудобнее и важно созерцал свое птичье царство. Весной, в гнезде корзине, устроенном на ровной площадке где отдыхал Вася, три индюшки отложили около тридцати яицно ни одна из них не захотела высиживать из них индюшат.

Посмотрел Вася на все это безобразие и решил, что без его помощи индюшата не вылупятся, осторожно забрался в корзину, сел на яйца и стал греть, ждать когда из них вылупятся индюшата. Все кому я рассказывал про это чудо: Смеялись, хохотали, и уходили проиграв мне пари.

Так Вася один вылупил целый выводок из индюшат, цыплят и утят, всего 33 штуки. Смешную картину мы наблюдали каждый день, Вася со своими детишками приходил к кухне. Громко крича по индюшачьи: Очень трудно было Васе одному растить своих многочисленных детишек, не хватало простора во дворе и в огороде. Однажды на семейном совете мы решили: Так и сделали, проснулся Вася утром, а детишки, пропали! Поднял он переполох, стал громко кричать, разогнал всех в курятнике. Несколько дней сидел в корзине на киричной платформе, ожидая, что найдутся его детишки.

Бедный Вася, пытаясь взлететь на высокий насет, где сидели его подружки индюшки, поранился. Очень жалко было его, мы не знали как с ними. Наконец мне пришла мысль, что надо Васю потерять на улице возле магазине.

Повел Васю гулять к магазину, отвлекся он, я прибежал домой без. Через 5 минут вышел обратно на улицу, а Васи нет там!

Кто-то, из проезжающих, посадил Васю в свою машину и увез навсегда. Несколько месяцев в нашей семье говорил только о Васе: Вылечили его новые хозяева или пустили на суп? Долго ходили, выбирали мы ей цыпленка, не нравились они ей, то слишком маленькие, то цвет не. Наконец дошли мы до одного старичка, у него был рослый, размером с голубя, цыпленок, породы бройлер, с длинными ногами. Выдрессированный как собачка, выполнял команды хозяина, не отходил от него ни на шаг.

Понравился цыпленок внучке, она попросила его купить. Привезли мы цыпленка домой, он сразу забрался на кухонный стол и стал пищать, требуя себе еды. Так он и остался у нас жить на кухне, жалко было его помещать в курятник, где жили многочисленные его братишки и сестрички, вылупившиеся от квочки.

Что только не вытворял Петя: Первым прибегал на завтрак, взлетал на стол, садился на свое любимое место рядом со мной, и ждал, когда ему подадут поесть. За столом ни к кому не приставал. Ел только из своей посуды. Рос Петя не по дням, а по часам, через несколько недель превратился в красивого петушка с серебристо черными перьями. Месяца через два-три начал кукарекать.

Важно приходил в курятник, наводил там порядок среди своих родичей, наедался до отвала из кормушки, и возвращался домой на кухню. Родственники и друзья, наслышавшись рассказов о чудо цыпленке Пете, специально приходили посмотреть на дрессированного петушка.

Накрывали стол, а Петя уже на свое любимом месте сидит и ждет всех, чтобы начать трапезу. Дети наши, внуки и внучки предлагать отдать Петьку в цирк или зоопарк, чтобы все, весь город видел какой он умный. Не успели, заболел Петя, переел. Перестал кушать, с грустным видом отворачивался от всех, не кукарекал. Отвезли мы его в ветеринарную клинику. Там внучке объяснили, что они Петю вылечат, но он должен остаться в клинике, где он будет сидеть на диете.

Так Петя остался навсегда в ветеринарной клинике, где он жил с другими петушками и курочками в вольере, ел нормальный птичий корм. Несколько раз я возил внучку к Пете в клинику. Затем внучка успокоилась, выросла, постепенно забыла про своего любимого петушка. А я Петю не забываю, рассказываю про него сказки детишкам.

Объясняю, что надо кормить цыплят в меру, а то заболеют. Михаил Карашев 31 мая года. Самые любимые мои животные это собаки. Какой бы они не были породы, какого возраста, щенки или взрослые, я очаровываю их, внушаю, что я их родной, старший брат. Однажды я приехал в родное село к младшему, шестому братику в нашей семье, где познакомился с тремя дворовыми псами. Среди них выделялся Цыма, своим окрасом — ярко темно-коричневого цвета, умными, жёлтыми глазами, и отсутствием хвоста. Размером он был маленького роста, но толстенький, как откормленный кабанчик, как у моей русской бабушки Елены в Раздольном, весом был примерно кг.

Вдобавок Цыма был лидером среди этих трех псов, хотя они были выше его в 2 раза. Одного взгляда Цымы было достаточно, чтобы другие псы не лезли ко мне, не путались под ногами. Через 10 минут Цыма уже слушал меня с открытой пастью, и не отходил от меня ни на шаг. Приехав в город, Цыма в первую очередь навел порядок на моей улице, познакомился со всеми соседскими собаками, объяснил им, кто здесь главный. Все собаки на улице сразу притихли, без разрешения Цыми можно сказать, даже не скулили, не лаяли.

Ездил Цыма в машине со мной на работу, в магазины, супермаркеты, к моим любимым детям, внукам и внучкам, ко всем моим родственникам. Он сразу всех признал, однажды меня вызвали в больницу к больному.

Как всегда со мной увязался Цыма. В больнице я задержался на несколько часов. Выхожу, а Цыми нет, поискал его, не нашел и огорченный вернулся один домой. А Цыма радостный встречал меня у наших ворот. Оказывается, ему надоело ждать меня, или он решил, что я на другой машине уехал, и прибежал домой.

Не заблудился, не потерялся в чужом большом городе.

Загадка Каждой ласточке знакомый, он идет от дома к дому. Запотели от росы стометровые усы.

Поняв, что Цыма каким- то путем ориентируется в городе лучше, чем я, специально привозил его в супермаркет, оставлял у входа, а через другой запасной выход покидал его, забирал машину со стоянки и приезжал домой без Цымы. На диковинного, умного пса приходила поглядеть вся улица, удивлялись его способностям находить любого человека по его какой-то вещи, которую он обнюхивал.

Однажды приехал мой младший брат и забрал Цыму, объяснил, что дома стали пропадать цыплята и утята, а от других псов, живущих во дворе, толку. Жалко было, но пришлось отправить Цыму обратно.

Месяца через два мне приснился сон, что нет Цыми, потерял его брат по дороге. Позвонил я опять домой, и наконец, брат признался, что по дороге потерял Цыму, он остановился, выпустил его из машины погулять, ждал целый час, но собака не вернулась. Пришлось ему возвращаться в село без. Несколько раз ездил в тот город, но Цыму не нашел. Я подробнее расспросил брата, где он остановился, что там по близости.

Затем объехал всех родственников в этом городе, показал фотографии им и даже сотрудникам милиции и гаи, что я буду благодарен, если они найдут Цыму. Через несколько дней по телефону мой друг из другой республики, из села, которое находилось на границе, рядом с нашим селом, сообщил, что он рассказал всем друзьям про Цыму, описал его, показал фотографию, и что есть результат.

Оказывается похожий пес живет на территории ремонтной мастерской в ста метрах от того места, где мой брат потерял Цыму. Срочно я позвонил брату и потребовал, чтобы он выехал.

Загадки про изобретения человека

Но я объяснил, что там Цыма. Пришлось ему ехать ночью в мастерскую. Разбудил он сторожа, действительно нашелся Цыма. Привез он его домой. В ближайшее воскресенье я поехал домой проведать Цыму, по пути заехал в автомастерскую, нашел сторожа, он и рассказал мне удивительную историю про Цыму.

Цыма как-то ночью пришел к автомастерской, начать лаять, чтобы его впустили. Старик сразу сообразил, что Цыма потерялся, что он очень умный пес. Месяца два-три Цыма жил на территории мастерской, каждый день утром уходил к месту, где стояла машина, на которой его привез мой брат, и где он потерялся, сидел, ждал, бегал, искал по улицам, а ночевать возвращался назад в мастерскую.

Я отблагодарил сторожа и поехал в родное село. Бедный Цыма, увидев меня плакал, выл, жаловался, что я виноват во всем, не надо было отдавать брату обратно! От переживании, что его потеряли Цыма за эти месяцы поседел, исчез ярко-коричневый цвет волос, появилась грусть и печаль в глазах. Я объяснил, что буду приезжать к нему каждое воскресенье. Он просился обратно ко мне обратно в большой город.

Но больше я не стал его забирать, чтобы его не травмировать. Каждую неделю, затем один раз в месяц, я приезжал с внуками в село, навещал Цыму. Через несколько месяцев Цыма стал таким же, как и год назад, бодрым и веселым псом. Больше я никогда не забирал Цыму и других собак к себе домой в большой город. Пусть они живут у себя в маленьком селе, на своей родине. Миленькая малышка, со светло- каштановыми, густыми, кучерявыми волосами, родилась шесть лет назад в теплый солнечный день начала осени, у моего младшего сына, назвали ее Карина.

С первой минуты она громким плачем заявила: Вокруг нее в доме всегда была тишина, все ходили на цыпочках, разговаривали шепотом лишь бы не беспокоили Карину, даже кошечка Мили не заходила в комнату, чтобы ее не тревожить. Через год Карина не пошла, а сразу начала бегать. Не любила, чтобы ее подстраховывали, держали за руки, чтобы она упала. Упрямо училась всему без помощи старших.

В садик детский пошла с двух лет, меньше всех ростом и младше всех по возрасту в группе, она стала лидером.

Становилась впереди группы, где детишки были выше ее на целую голову, и они шли за ней, исполняя беспрекословно все команды. С трех лет, Карина стала посещать уроки хореографии, научилась танцевать. К шести годам читала, писала, рисовала, категорически отказалась от дальнейшего пребывания в садике, заявив, что она взрослая и с детьми маленькими ей делать нечего, потребовала, чтобы ее отвели в ближайшую среднюю школу, где она хочет продолжить учебу.

Поступила в подготовительный класс средней школы. Королева мечтает стать художником — модельером, актрисой, космонавтом, врачом, юристом. В свободное время танцует, поет и пляшет, ждет скрасивого принца, который когда-нибудь приплывет на яхте с аллыми парусами к своей королеве.

Малышка, с густыми, черными, как уголь волосами, появилась у моего старшего сына в последний день ноября, холодной осенью, шесть лет. Спокойная, тихая, красивая малютка улыбалась всем, вела себя как принцесса. Дома все стали называть вторым именем- Принцесса. Разговаривать и ходить стала с десяти месяцев. Часами сидела в своей комнатке, где постоянно что-то рисовала, смотрела детские передачи на английском языке.

В садик пошла с двух лет, он ей не понравился, заявила, что ей не интересно с маленькими детьми, не умеющими даже разговариватьпросила перевести ее в школу. Пришлось ей ждать целый год, пока ей не исполнилось три года, чтобы перевести ее в другой садик-школу. На новом месте она удивила всех воспитателей и учителей своими знаниями по английскому языку, техникой рисования и прилежным поведением.

Росла Принцесса быстрее своих сверстников, была рослее всех в группе на целую голову. В шесть лет Принцесса выглядит, как девятилетняя девочка школьница, учится в подготовительном классе в школе, где ходила в садик.

Приходит на занятия с огромным портфелем- ранцем, набитым книгами, красками, цветными карандашами. Принцесса занимается спортивной гимнастикой, очень любит животных и маленьких детей. Хочет стать врачом педиатром, или лаборантом, или ветеринаром. А самое главное хорошим доктором, как ее любимый дедуля, и спасать всех больных. Мечтает уехать в Москву и учиться вместе со своей старшей сестренкой в Академии. Эта история произошла тридцать лет назад с моим младшим сыном.

Жили мы в районе Молодежный в городе Нальчике недалеко от железной дороги и находившегося от него красивого детского парка. Моему сыночку исполнилось шесть лет, он поступил в первый класс. Мы были против, говорили ему, что не надо спешить, можно целый год весело провести время в играх с соседскими детьми, а исполнится семь лет тогда можно и в школу. Но он настоял, отвели мы его к директору школы, тот задал моему сыну всего один вопрос: Так он поступил в школу с ходу ответив всего на один вопрос.

Направил директор нас в один из первых классов, где нас встретила молодая, красивая, пухленькая учительница со светлыми длинными косами. Она сразу понравилась моему сыночку и нам родителям. С радостным настроением рано утром сыночек ходил в школу с соседскими ребятами. Нам всем рассказывал про свою первую учительницу: Месяца через два задали ему домашнее задание. Надо было самостоятельно без родителей написать сочинение про корову на рисунке из книги и дать ей имя, не сообщать никому про это имя пока не придет на следующий урок.

И вот сюрприз для учительницы и нас родителей, написал сыночек: Пришлось нам родителям оправдываться перед. Что наш сыночек ее любит, обожает и поэтому ее именем назвал корову. Обещали контролировать в дальнейшем, как он решает домашние задания. Таких смешных историй в дальнейшем с нашим сыном в школе не. Учительница продолжала относиться к нашему сыночку, как к своему родному ребенку.

Через четыре месяца, в конце декабря сыну исполнилось семь лет. Принес он драгоценный подарок домой, хвастается, что он будет дрессировать Кузю, будет с ним выступать в цирке. Кузя был маленький, ему от роду было месяц — полтора, днями он спал, зарывшись в теплую вату в своем картонном домике из под обуви. Ночью просыпался, выбирался из картонной коробки, бегал по квартире, собирал спички, кусочки бумаги, оброненные нами на кухне, монеты, закатившиеся под мебель, вату, оставленную специально нами рядом с гнездом.

Все это богаство он тащил в свой домик, часами перетаскивал с места на место, шуршал, скрипел, свистел, хрюкал, строил себе зимнее гнездо — нору, мешая спать всей нашей семье. Иногда Кузя исчезал на несколько дней, ни в гнезде, ни в квартире мы не могли его обнаружить. Сыночек переживал, каждый день часами искал своего любимого хомячка, но безрезультатно. Неожиданно Кузя появлялся неоткуда, где он был, где он прятался, чем занимался эти дни, неизвестно.

Кузя бегал по квартире, искал своего любимого друга, нашего сыночка. Найдя его он забирался к нему на колени, засыпал, приходилось сонного переносить в коробочку — домик, где он продолжал спать часами. Кузя полюбил нашего сыночка, тащил из своих припасов сладкое печенье, и угощал. Кузя дарил нам всем, живущим в квартире, подарки каждый день! Безделушки, пуговицы, булавки, горошины от бус, угощал нас кусочками яблока, моркови, конфетами, добытые им на ночной охоте.

Прожил Кузя у нас в квартире три года. Вырос, потолстел, стал круглый как большой апельсин, с огромными защёчными мешками, где он хранил свои драгоценности, не доверяя никому, чтобы их у него не стащили. Поумнел Кузя, понимал с полуслова, что хотят домочадцы от. Как то у Кузи на мордочке появились шишечки размером с перепелиное яйцо.

Сын мой и его друзья переживали: На природе он похудеет, шишка исчезнет, поправится! Ребятишки сделали так, как я советовал. Каждый день после уроков, прибегали в парк к Кузе, где он радостно их встречал, свистел, валялся в траве, показывал фокусы.

Месяца через два, ночью выпал снег, наступила суровая зима. Ребятишки очередной раз пришли проведать Кузю, а его в гнезде нет, нашли только след на снегу от его маленьких лапок, идущий через железную, а затем через асфальтовую дорогу, к ближащему дому, во дворе которого был теплый сарай, где и спрятался Кузя от холодной и долгой зимы.

Видимо Кузя здесь построил новое гнездо — берлогу и стал жить в. Так и исчез навсегда Кузя. Ребята выросли, скоро они забыли про любимого хомячка Кузю, а мы, взрослые, старались не вспоминать Кузю, чтобы не расстраивать.

В далеком детстве, когда мне было около четырех лет, я как и все маленькие ребятишки вел веселую и беззаботную жизнь. Целыми днями летом пропадал на любимой речке Курп, играл с соседскими ребятишками. Строили запруды, чтобы речка Курп стала глубже и мы могли в ней немножко поплавать, а то она была такая мелкая, до того не глубокая, что гусята, только что вылупившиеся, переходили ее лапками, а не переплывали.

Вывалявшись в черной грязи и обмазав ею лица, с громким криком бегая друг за другом, изображая индейцев, пугая своим страшным видом гусят, мирно посущихся на зеленой лужайке. Однажды соседский мальчик Пытата рассказал мне, что он подсмотрел, как старшие ребята — построили дамбу за нашим огородом в глубоком слепом овраге и перекрыли ручеек, вытекающий из маленького родничка, бьющегося со дна оврага.

С тех пор прошло три дня, может за это время вода накопилась и образовало озерце, где можно побарахтаться, потому что мы не умели плавать. Пытата попросил, чтобы я никому про это не рассказывал, а то ему и мне попадет от старших ребят. Решили мы проверить, что за дамбу возвели старшие ребята в слепом овраге, тянущимся за нашими огородами.

Родители запрещали нам маленьким детишкам забираться в Слепой овраг, там опасно, там живут змеи и гадюки, мыши и крысы, всякие страшные твари в огромном количестве. Растут в нем целые джунгли колючей акации и дурного дерева с неприятным запахом, вьются цветущие лианы, над которыми роятся миллиарды пчел, ос, оводов, комаров и мошкары. До того нам было страшно от рассказов родителей, что мы близко не подходили и даже не заглядывали в Слепой овраг, боясь, что нас укусят, ужалят эти страшные твари.

Забыв все предупреждения родителей, я и Пытата побежали по руслу реки Курп к Слепому оврагу. Прибежали и видим, что на самом узком месте Слепого оврага, между двумя отвесными стенами, стоит дамба, построенная из кольев веток акации, вбитых в дно оврага и переплетенных молодыми веточками акации и дурного дерева.

Дамба обложена с двух сторон кусками желтого сланца, и обмазана глиной. Все это сооружение захватывало дух, до того оно красивое и необычное! За дамбой набралась прозрачная родниковая вода, образовав озерцо.

Но доверху дамбы она не наполнилась, осталось метра два. По верхнему краю дамбы ребята проложили искусственную дорожку из утрамбованного сланца, глины и веточек кустарника. По этой дорожке можно было перебежать с одного конца дамбы на другой, но это было ни к чему потому, что другой конец дамбы упирался в отвесную стену оврага, куда не смогли бы забраться даже взрослые ребята.

Побегали мы по этой дорожке туда — сюда с одного края на другой и сообразили, что если захотим искупаться, то надо сверху дамбы прыгать в озерцо, другого пути искупаться. А как из него выбраться — мы не подумали.

Даже в мыслях не было, что здесь может оказаться глубоко, а мы не умеем плавать. Вода в озерце до того прозрачная, чистая, на дне видны мелкие камешки и крупинки золотистого песка и нам казалось, что здесь глубина полметра, примерно по пояс нам малышам.

Стали торопить друг друга, что надо искупаться, пока старшие ребята не вернулись из школы и не застали здесь нас, а то нам наддадут тумаков. Я, с радостным криком Ура! Прыгнул с верхнего края дамбы в середину озерца.

Оказалось, что здесь глубоко, я ушел с головой под воду, дна не достал, испугался сильно, в голове промелькнула мысль: Стал барахтаться, вынырнул, как пробка из ледяной воды, пытаюсь выбраться, берега оврага крутые, глинистые, мокрые, все время соскальзываю раз — за разом обратно и с головой ныряю в озерце. От холодной воды перехватило дыхание, голос пропал, только мычать могу, судорога свела мышцы, больно.

Увидев, что я тону, Пытата помчался наверх оврага, затем выбежал на дорогу, идущую рядом с оврагом, и стал звать на помощь: Прибежал Пытата обратно ко мне в слепой овраг, плачет, пытается помочь, даже палку — жердинку не находит, чтобы мне протянуть, везде в овраге растет колючая акация и дурное дерево, ветки гнуться, но отломить их ему не удается, силенок не хватает.

Из последних сил держусь в ледяной воде, стал тонуть, сознание помутилось, перестал сопротивляться. В последнюю секунду, прежде чем уйти под воду навсегда, мне померещилось, или я увидел, что огромная, черная обезьяна — Номин спускается прыжками в слепой овраг, а Пытата с громкими криками улепетывает наверх оврага, испугавшись этой страшной обезьяны.

А потом я ушел под воду, потеряв сознание. Очнулся я на руках у огромного, черного зверя, прыжками поднимавшегося из Слепого оврага, прижимая меня к своей широкой груди, покрытой густым темно-коричневым мехом. Я вспомнил рассказы взрослых, что непослушных детей крадет злая обезьяна, несет к себе домой в дремучий лес и воспитывает со своими детьми. Я испугался, собрав все силы я брыкнул своими коленками диковинного зверя.

От неожиданности или от боли обезьяна выронила меня из своих лап на дорогу, я вскочил на ноги и с воплями убежал домой. Через несколько мгновений я примчался домой и запер ворота и калитку, подперев их кольями. После всего этого я начал, что-то соображать, понял, что это была не обезьяна, а взрослый парень Аман.

Он жил со своей мамой рядом с сельским кладбищем, был очень странный, в школу не ходил, со сверстниками не разговаривал и ни с кем из ребят не общался. Видом он был похож на обезьяну. Кожа у него была черная, покрытая густыми темно — коричневыми волосами, голова большая, с глубоко сидящими маленькими сверкавшими глазами, брови густые, сросшиеся, нос широкий, уши размером с тарелку и круглые.

В селе ребята называли его Номин — Обезьяна. А мы малышня называли его Номин тхэкlумэшхуа — ушастая обезьяна. Очень боялись его и, увидев, убегали прочь с криками: Взрослые сельчане одни говорили, что Амин турок из Турции, другие, что он негр из Африки.

А мама моя, учительница географии, рассказывала нам детям, что он родом из пустынь Аравийского полуострова, что он бедуин. Он не виноват, что не такой как все, он безобидный и несчастный мальчик. В то время, когда я из последних сил барахтался в ледяной воде озерца, пытаясь из него выбраться, а Пытата бегал на дорогу звать на помощь, Амин находился на большом холме за кладбищем, примерно в полукилометре от Слепого оврага, но все же услышал крики: Ни один другой житель нашего села на таком большом расстоянии не услышал бы эти крики, а Амин услышал своими большими ушами с необыкновенным слухом и прибежал в слепой овраг ко мне на помощь.

Он выдернул меня, потерявшего сознание, из ледяной воды озерца, схватил на руки и побежал наверх Слепого оврага, выбежал на дорогу, а затем понёс меня в сельскую амбулаторию, чтобы там мне помогли прийти в сознание. В это время Пытата, плача, примчался в школу, где работали учителями мои родители и сообщил им страшную новость, что меня утащила свирепая обезьяна!

Книга Подкидыш — Беломуко — сказочная долина

Разобрались мои родители, они поняли, что Амин, странный мальчик, спас их любимого сыночка первенца. Мой отец вечером за руки привел к нам домой Амина. Представили нас друг другу, а мне объяснили, что Амин меня спас, что я жив благодаря. Не надо маленьким ребятишкам его бояться, он добрый и хороший мальчик.

Не надо его обижать, он этого не заслуживает. Надо помочь ему, а то он голодает вместе с матерью. Благодарили Амина мои родители долго, накормили его до отвала, а потом мой отец отвел его с кучей подарков домой. Целую ночь я не мог заснуть от пережитого, над селом грохотал гром, сверкали молнии, беспрерывно, несколько часов с неба лился сильный дождь.

Потоки дождевой воды устремились в слепой овраг, затем через него в речку Курп, а дальше в бурный Терек. Образовавшейся дождевой рекой в Слепом овраге смыло дамбу, к обеду и следов не осталось от нее, все унесло бурной дождевой рекой, оголились высокие берега оврага, будто острой бритвой их побрили.

Старшие ребята больше не строили в Слепом овраге дамб, что бы мы малыши не поддавались соблазну поплавать, понырять в образовавшемся озерце. С этого дня все мальчишки перестали дразнить странного мальчика, стали угощать его сладостями.

Вскоре Амин со своей мамой исчез из нашего села навсегда. Куда они делись неизвестно. Может, вернулись в Африку или в Аравийскую пустыню, никто не знает?

Никогда я не забываю, что странный, добрый мальчик Амин, с необыкновенным слухом, из далекого детства спас меня, маленького мальчика, тонущего в ледяной воде озерца Слепого оврага, что он подарил мне вторую жизнь.

Михаил Карашев В те далёкие послевоенные годы, когда мне было около шести лет, однажды мой отец задержался на работе. Не дождавшись отца, мы детишки, а нас тогда у него было три сыночка, легли спать. За длинный день набегались, наигрались так, что не чувствовали своих ног, уставшие мы сразу заснули.

Одна наша мать не спала, ждала отца, готовила ему ужин на керогазе, и нам детям еду на другой день, и при свете керосиновой лампы проверяла тетради учеников. В школе она преподавала в старших классах историю и географию, биологию и астрономию, работала одновременно завучем в две смены, и не успевала проверять тетради учеников, приносила их домой, когда мы, детишки, засыпали она заканчивала их проверять.

В будние дни мы её почти не видели. Сами мы себя воспитывали, делали всё что хотели. Проголодавшись, приходили к своим тётям — сёстрам отца, живущим неподалёку от нас, где мы досыта наедались горячими лакумами, свежим сыром и сметаной.

А иногда ленясь пройти эти несколько сот метров, гурьбой заваливались к соседям, где нас радушно встречали и угощали калмыцким чаем, чуреками и вареными куриными яйцами. А отца мы видели несколько раз в день, в школе он преподавал в старших классах военное дело и физкультуру. Между уроками у него были перерывы по два — три часа, он успевал прийти домой и проверить, все ли сыночки на месте, все ли здоровы? Кормил нас и телят, домашнюю птицу и трёх собак.

С собаками мы дружили, разрешали им заходить в дом, прятаться род кроватями от нетерпимого солнечного. Трудно жилось сельчанам в послевоенные годы, два года была засуха, урожай весь пропал. Техники никакой не было, копали землю лопатами, сеяли зерно и собирали урожай вручную.

Моя мама, русская из Раздольного, научила наших сельских женщин готовить борщ из подорожника, крапивы, дикого щавеля и какой то диковинной земляной картошки, растущей в тени глубоких оврагов, под деревьями и кустарниками.

Мы маленькие детишки этим и питались а то померли бы с голоду. Каждый год менялось руководство колхоза, но перемен не. Не хватало образованных мужчин, которые могли возглавить отстающий колхоз. Не хватало сильных рабочих рук. Мужчин в селе осталось всего два — три десятка, многие погибли на войне, другие остались жить в разных городах и деревнях нашей огромной Родины, вернулись в село в основном фронтовики получившие тяжёлые ранения на войне. На них сельчане возлагали большие надежды, что они смогут возродить наш колхоз и село, разрушенное немцами.

Среди вернувшихся с войны мужчин был и мой отец но из-за тяжелого ранения он не мог работать в колхозе, военкомат направил его в школу преподавать военное. Ночью я проснулся от громкого спора родителей, пришёл на кухню, где мама кормила ужином отца и спросил: Он не справится с такой тяжёлой работой, у него раны фронтовые не зажили.

Скажи отцу сыночек, чтобы он отказался. Вдобавок ко всему этому несчастью, директора школы переводят тоже в колхоз! Как она теперь одна будет работать в школе без директора?

Учителей не хватает, теперь ей придётся работать и за директора! И так она еле тянет работу! А ему как парторгу по должности полагается транспорт, дадут ему завтра кобылку с тачанкой, теперь ему будет не тяжело передвигаться, он справится с новой работой. Будет ездить на тачанке по фермам, по бригадам, по всей большой территории колхоза. Больше будет проводить времени на свежем воздухе, быстрее заживут фронтовые раны! Мы будем ездить по селу и хвастаться перед друзьями-мальчиками. Телят и домашнюю птицу будем кормить мы детишки, за маленькими братишками я буду смотреть сам, я уже большой, справлюсь.

Дедушка наш из Раздольного, работающий главным конюхом на колхозной конюшне, научил меня как управляться с кобылами и жеребцами. Я могу проскакать на любой лошади, они меня слушаются, я их не боюсь.

А за тихой маленькой кобылкой будет легче ухаживать, чем за трофейными, немецкими, огромными жеребцами из конюшни русского дедушки. Мать, послушав уговоры отца и старшего сыночка, успокоилась, а я лёг спать.

Утром, рано на рассвете, отец ушёл на новую работу в колхоз. Проснувшись я рассказал моим братишкам и соседским ребятишкам радостную весть: Целый день мы трое братишек с нетерпением ждали, когда придут домой наши родители. К вечеру мать вернулась из школы и сообщила, что приехал новый директор из района, папин друг, он с ним учился на курсах учителей, что ей легче теперь будет на работе. Позднее приехал домой отец на большой тачанке, запряжённой огромным трофейным жеребцом.

Такого здоровенного коня даже у дедушки в Раздольном не было, до того он был большой, что нам показалось, что отец приехал домой на слоне. Сбежались соседи, прибежали все три наши собаки, пришла наша мама с моими младшими братишками. Все стояли молча с открытыми ртами и удивлённо смотрели на огромного, диковинного жеребца. Отец нам объяснил, что директору тоже выделили транспорт с конём, но он отказался от жеребца, сказал что не управится с огромной махиной, он не будет слушаться невысокого худенького директора, а отец наш здоровее и рослее в два раза, он справится.

Вот и обменялись они лошадьми, директор взял кобылку, а отцу оставил жеребца.