Будем знакомы г остер читать онлайн бесплатно

Купить книгу #Сказки-мультфильмы Г. Остера в Киеве и Украине

будем знакомы г остер читать онлайн бесплатно

Скачать бесплатно презентацию на тему "Григорий Остер «Будем знакомы» ТЕСТ. 1.О чём догадывается писатель? А)что тебе хочется услышать. Читай онлайн книгу «Пушкин в жизни», Викентия Вересаева на сайте или через Бесплатная электронная книга Читать книгу на смартфоне или планшете . надеюсь, теперь будешь рассудителен, и мы более ссориться не будем. .. «Мы с вами давно знакомы, – сказал он мне, – и мне очень приятно. Купить книгу "Сказки-мультфильмы Г. Остера", автор: Григорий Остер в книжном интернет-магазине Букля. Доставка Читать далее Будем знакомы.

Он читал у Вяземского свою трагедию Борис Годунов. Вот предмет для романа: Мы собрались слушать Пушкина, воспитанные на стихах Ломоносова, Державина, Хераскова, Озерова, которых все мы знали наизусть.

Будем знакомы — рассказ Григория Остера

Учителем нашим был Мерзляков. Надо припомнить и образ чтения стихов, господствовавший в то время.

будем знакомы г остер читать онлайн бесплатно

Это был распев, завещанный французскою декламацией. Наконец, надо себе представить самую фигуру Пушкина. Первые явления выслушали тихо и спокойно или, лучше сказать, в каком-то недоумении. Но чем дальше, тем ощущения усиливались. Кого бросало в жар, кого в озноб. Не стало сил воздерживаться. Кто вдруг вскочит с места, кто вскрикнет. То молчанье, то взрыв восклицаний, напр. Мы смотрели друг на друга долго и потом бросились к Пушкину. Начались объятия, поднялся шум, раздался смех, полились слезы, поздравления.

Эвон, эвон, дайте чаши!. Явилось шампанское, и Пушкин одушевился, видя такое свое действие на избранную молодежь. Ему было приятно наше волнение. О, какое удивительное то было утро, оставившее следы на всю жизнь. Не помню, как мы разошлись, как докончили день, как улеглись спать. Да едва кто и спал из нас в эту ночь. Так был потрясен весь наш организм. Вообще, читал он чрезвычайно хорошо… Это был удивительный чтец: Анненков со слов С. Читал Пушкин превосходно, и чтение его, в противность тогдашнему обыкновению читать стихи нараспев и с некоторою вычурностью, отличалось, напротив, полною простотою.

Тургенев читал стихи нараспев и с торжественной интонацией, согласно пушкинской традиции.

будем знакомы г остер читать онлайн бесплатно

Он говорил нам, что не слыхал, как читал сам Пушкин, но что манеру его чтения ему воспроизводил один из его друзей, слышавший самого Пушкина.

Лев Сергеевич Пушкин превосходно читал стихи и представлял мне, как читал их покойный брат его Александр Сергеевич. Из этого я заключил, что Пушкин стихи свои читал как бы нараспев, как бы желая передать своему слушателю всю музыкальность. Cosmopolis,март, Нет, добрый друг, не думай, что Александр Сергеевич почувствует когда-нибудь свою неправоту передо мною.

Если он мог в минуту своего благополучия, и когда он не мог не знать, что я делал шаги к тому, чтобы получить для него милость, отрекаться от меня и клеветать на меня, то как возможно предполагать, что он когда-нибудь снова вернется ко мне?

Не забудь, что в течение двух лет он питает свою ненависть, которую ни мое молчание, ни то, что я предпринимал для смягчения его участи изгнания, не могли уменьшить. Пушкин под тайным надзором, 31 фр.

Более всего в поведении Александра Сергеевича вызывает удивление то, что как он меня ни оскорбляет и ни разрывает наши сердечные отношения, он предполагает вернуться в нашу деревню и, естественно, пользоваться всем тем, чем он пользовался раньше, когда он не имел возможности оттуда выезжать. Александр Тургенев и Жуковский, чтобы утешить меня, говорили, что я должен стать выше того, что он про меня говорил, что это он делал из подражания лорду Байрону, на которого он хочет походить.

Байрон ненавидел свою жену и всюду скверно говорил об ней, а Александр Сергеевич выбрал меня своей жертвой. Обед чудно, но жаль, что общего разговора не. С удовольствием пили за здоровье Мицкевича, потом Пушкина. Представление Оболенского Пушкину и проч. Мы собрались в доме бывшем Хомякова где ныне кондитерская Люке: Нечего описывать, как весел был этот обед. Сколько тут было шуму, смеху, сколько рассказано анекдотов, планов, предположений! Оболенский, адъюнкт греческой словесности, добрейшее существо, какое только может быть, подпив за столом, подскочил после обеда к Пушкину и, взъерошивая свой хохолик, любимая его привычка, воскликнул: Пушкин не отказывался под веселый час выпить.

Георгий Остер "Будем знакомы"

Из воспоминаний о Пушкине. Поутру получаю записку от Map. К 8 часам я в гостиной у Корсаковой; там собралось уже множество гостей.

Дамы разоделись и рассчитывали привлечь внимание Пушкина, так что, когда он вошел, все дамы устремились к нему и окружили. Каждой хотелось, чтоб он сказал ей хоть слово… Я издали наблюдала это африканское лицо, на котором отпечатлелось его происхождение, это лицо, по которому так и сверкает ум.

Я слушала его без предупредительности и молча. За ужином кто-то назвал меня, и Пушкин вдруг встрепенулся, точно в него ударила электрическая искра. Он встал и, поспешно подойдя ко мне, сказал: Он стал говорить о лейб-гусарском полке, который, по словам его, был его колыбелью, а брат мой был для него нередко ментором. Вероятно, встречусь с Пушкиным, с которым и желал бы познакомиться; но, с другой стороны, слышал так много дурного насчет его нравственности, что больно встретить подобные свойства в таком великом гении.

Любопытно было видеть их. Проницательный русский поэт, обыкновенно господствовавший в кругу литераторов, был чрезвычайно скромен в присутствии Мицкевича, больше заставлял его говорить, нежели говорил сам, и обращался с своими мнениями к нему, как бы желая его одобрения.

В самом деле, по образованности, по многосторонней учености Мицкевича Пушкин не мог сравнивать себя с ним, и сознание в том делает величайшую честь уму нашего поэта.

В прибавлениях к посмертному собранию сочинений Мицкевича, писанных на французском языке, рассказывается следующее: Я был готов любить весь мир, — меня никто не понял: Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: Я говорил правду — мне не верили: И тогда в груди моей родилось отчаяние — не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой.

Я сделался нравственным калекой: Многим все вообще эпитафии кажутся смешными, но мне нет, особенно когда вспомню о том, что под ними покоится. Впрочем, я не прошу вас разделять мое мнение: В эту минуту я встретил ее глаза: Сострадание — чувство, которому покоряются так легко все женщины, впустило свои когти в ее неопытное сердце. Во все время прогулки она была рассеянна, ни с кем не кокетничала, — а это великий признак!

Мы пришли к привалу; дамы оставили своих кавалеров, но она не покидала руки.

Викентий Вересаев, Пушкин в жизни – читать онлайн полностью – ЛитРес

Остроты здешних денди ее не смешили; крутизна обрыва, у которого она стояла, ее не пугала, тогда как другие барышни пищали и закрывали. На возвратном пути я не возобновлял нашего печального разговора; но на пустые мои вопросы и шутки она отвечала коротко и рассеянно.

Она посмотрела на меня пристально, покачала головой — и опять впала в задумчивость: Завтра она захочет вознаградить. Я все это уж знаю наизусть — вот что скучно!

Она замучила меня своею ревностью. Княжна вздумала, кажется, ей поверять свои сердечные тайны: О, я тебя хорошо знаю! Послушай, если ты хочешь, чтоб я тебе верила, то приезжай через неделю в Кисловодск; послезавтра мы переезжаем. Княгиня остается здесь дольше.

будем знакомы г остер читать онлайн бесплатно

Найми квартиру рядом; мы будем жить в большом доме близ источника, в мезонине; внизу княгиня Лиговская, а рядом есть дом того же хозяина, который еще не занят Я обещал — и тот же день послал занять эту квартиру. Грушницкий пришел ко мне в шесть часов вечера и объявил, что завтра будет готов его мундир, как раз к балу.

Большой праздник, и здешнее начальство взялось его устроить Я ушел один и, встретив княжну Мери, позвал ее на мазурку. Она казалась удивлена и обрадована. Она, кажется, вовсе не замечает отсутствия Грушницкого. Я окончил вечер у княгини; гостей не было, кроме Веры и одного презабавного старичка.

Я был в духе, импровизировал разные необыкновенные истории; княжна сидела против меня и слушала мой вздор с таким глубоким, напряженным, даже нежным вниманием, что мне стало совестно. Куда девалась ее живость, ее кокетство, ее капризы, ее дерзкая мина, презрительная улыбка, рассеянный взгляд?. Вера все это заметила: Мне стало жаль ее Тогда я рассказал всю драматическую историю нашего знакомства с нею, нашей любви, — разумеется, прикрыв все это вымышленными именами. Я так живо изобразил мою нежность, мои беспокойства, восторги; я в таком выгодном свете выставил ее поступки, характер, что она поневоле должна была простить мне мое кокетство с княжной.

Она встала, подсела к нам, оживилась К третьей пуговице пристегнута была бронзовая цепочка, на которой висел двойной лорнет; эполеты неимоверной величины были загнуты кверху в виде крылышек амура; сапоги его скрипели; в левой руке держал он коричневые лайковые перчатки и фуражку, а правою взбивал ежеминутно в мелкие кудри завитой хохол. Самодовольствие и вместе некоторая неуверенность изображались на его лице; его праздничная наружность, его гордая походка заставили бы меня расхохотаться, если б это было согласно с моими намерениями.

Он бросил фуражку с перчатками на стол и начал обтягивать фалды и поправляться перед зеркалом; черный огромный платок, навернутый на высочайший подгалстушник, которого щетина поддерживала его подбородок, высовывался на полвершка из-за воротника; ему показалось мало: Нет ли у тебя духов? Он налил себе полсклянки за галстук, в носовой платок, на рукава.

Через полчаса и я отправился. На улице было темно и пусто; вокруг собрания или трактира, как угодно, теснился народ; окна его светились; звуки полковой музыки доносил ко мне вечерний ветер.

Я шел медленно; мне было грустно Неужели, думал я, мое единственное назначение на земле — разрушать чужие надежды? С тех пор как я живу и действую, судьба как-то всегда приводила меня к развязке чужих драм, как будто без меня никто не мог бы ни умереть, ни прийти в отчаяние!

Я был необходимое лицо пятого акта; невольно я разыгрывал жалкую роль палача или предателя. Какую цель имела на это судьба?. Мало ли людей, начиная жизнь, думают кончить ее, как Александр Великий или лорд Байрон, а между тем целый век остаются титулярными советниками?. Войдя в залу, я спрятался в толпе мужчин и начал делать свои наблюдения. Грушницкий стоял возле княжны и что-то говорил с большим жаром; она его рассеянно слушала, смотрела по сторонам, приложив веер к губкам; на лице ее изображалось нетерпение, глаза ее искали кругом кого-то; я тихонько подошел сзади, чтоб подслушать их разговор.

Вы знаете, что это невозможно! Кто видел вас однажды, тот навеки унесет с собою ваш божественный образ. Я думал, безумный, что по крайней мере эти эполеты дадут мне право надеяться Нет, лучше бы мне век остаться в этой презренной солдатской шинели, которой, может быть, я обязан вашим вниманием В это время я подошел и поклонился княжне; она немножко покраснела и быстро проговорила: Грушницкий не вынес этого удара; как все мальчики, он имеет претензию быть стариком; он думает, что на его лице глубокие следы страстей заменяют отпечаток лет.

Он на меня бросил бешеный взгляд, топнул ногою и отошел прочь. Она потупила глаза и не отвечала. После третьей кадрили она его уж ненавидела. А разве это секрет?

Я должен был этого ожидать от девчонки Чем она виновата, что ты ей больше не нравишься?. Желать и добиваться чего-нибудь — понимаю, а кто ж надеется?

Грушницкий выбирал одну только княжну, другие кавалеры поминутно ее выбирали; это явно был заговор против меня; тем лучше: Я раза два пожал ее руку; во второй раз она ее выдернула, не говоря ни слова. Сажая княжну в карету, я быстро прижал ее маленькую ручку к губам. Было темно, и никто не мог этого видеть. Я возвратился в залу очень доволен. За большим столом ужинала молодежь, и между ними Грушницкий. Когда я вошел, все замолчали: Многие с прошедшего бала на меня дуются, особенно драгунский капитан, а теперь, кажется, решительно составляется против меня враждебная шайка под командой Грушницкого.

У него такой гордый и храбрый вид Очень рад; я люблю врагов, хотя не по-христиански. Они меня забавляют, волнуют мне кровь. Быть всегда настороже, ловить каждый взгляд, значение каждого слова, угадывать намерения, разрушать заговоры, притворяться обманутым, и вдруг одним толчком опрокинуть все огромное и многотрудное здание их хитростей и замыслов, — вот что я называю жизнью.

Г. Остер. Все вредные советы

В продолжение ужина Грушницкий шептался и перемигивался с драгунским капитаном. Я встретил их карету, когда шел к княгине Лиговской. Она мне кивнула головой: Любовь, как огонь, — без пищи гаснет. Авось ревность сделает то, чего не могли мои просьбы. Я сидел у княгини битый час. Мери не вышла, — больна. Вечером на бульваре ее не. Вновь составившаяся шайка, вооруженная лорнетами, приняла в самом деле грозный вид. Я рад, что княжна больна: У Грушницкого растрепанная прическа и отчаянный вид; он, кажется, в самом деле огорчен, особенно самолюбие его оскорблено; но ведь есть же люди, в которых даже отчаяние забавно!.

Возвратясь домой, я заметил, что мне чего-то недостает. Я не видал ее! Уж не влюбился ли я в самом деле?. Княжна сидела задумчиво у окна; увидев меня, вскочила. Я вошел в переднюю; людей никого не было, и я без доклада, пользуясь свободой здешних нравов, пробрался в гостиную. Тусклая бледность покрывала милое лицо княжны.

Она стояла у фортепьяно, опершись одной рукой на спинку кресел: Она подняла на меня томный, глубокий взор и покачала головой; ее губы хотели проговорить что-то — и не могли; глаза наполнились слезами; она опустилась в кресла и закрыла лицо руками. Я сделал несколько шагов Она выпрямилась в креслах, глаза ее засверкали Я остановился, взявшись за ручку двери и сказал: Я поступил как безумец Зачем вам знать то, что происходило до сих пор в душе моей!

Вы этого никогда не узнаете, и тем лучше для. Уходя, мне кажется, я слышал, что она плакала. Я до вечера бродил пешком по окрестностям Машука, утомился ужасно и, пришедши домой, бросился на постель в совершенном изнеможении. Ко мне зашел Вернер. Итак, я вам советую, как приятель, быть осторожнее! Здесь, на водах, преопасный воздух: Даже, поверите ли, меня хотели женить! Одна уездная маменька, у которой дочь была очень бледна.

Я имел несчастие сказать ей, что цвет лица возвратится после свадьбы; тогда она со слезами благодарности предложила мне руку своей дочери и все свое состояние — пятьдесят душ.

Ирина Бурлакова. Метатворческая игра — сказка «Будем знакомы» для детей лет

Но я отвечал, что я к этому не способен Вернер ушел в полной уверенности, что он меня предостерег. Из слов его я заметил, что про меня и княжну уж распущены в городе разные дурные слухи: Каждый день вижу Веру у колодца и на гулянье. Утром, просыпаясь, сажусь у окна и навожу лорнет на ее балкон; она давно уж одета и ждет условного знака; мы встречаемся, будто нечаянно, в саду, который от наших домов спускается к колодцу.

Живительный горный воздух возвратил ей цвет лица и силы. Недаром Нарзан называется богатырским ключом. Здешние жители утверждают, что воздух Кисловодска располагает к любви, что здесь бывают развязки всех романов, которые когда-либо начинались у подошвы Машука. И в самом деле, здесь все дышит уединением; здесь все таинственно — и густые сени липовых аллей, склоняющихся над потоком, который с шумом и пеною, падая с плиты на плиту, прорезывает себе путь между зеленеющими горами, и ущелья, полные мглою и молчанием, которых ветви разбегаются отсюда во все стороны, и свежесть ароматического воздуха, отягощенного испарениями высоких южных трав и белой акации, и постоянный, сладостно-усыпительный шум студеных ручьев, которые, встретясь в конце долины, бегут дружно взапуски и наконец кидаются в Подкумок.

С этой стороны ущелье шире и превращается в зеленую лощину; по ней вьется пыльная дорога. Всякий раз, как я на нее взгляну, мне все кажется, что едет карета, а из окна кареты выглядывает розовое личико. Уж много карет проехало по этой дороге, — а той все. Слободка, которая за крепостью, населилась; в ресторации, построенной на холме, в нескольких шагах от моей квартиры, начинают мелькать вечером огни сквозь двойной ряд тополей; шум и звон стаканов раздается до поздней ночи.

Нигде так много не пьют кахетинского вина и минеральной воды, как. Но смешивать два эти ремесла Есть тьма охотников — я не из их числа.

будем знакомы г остер читать онлайн бесплатно

Грушницкий с своей шайкой бушует каждый день в трактире и со мной почти не кланяется. Мультфильм из серии Тридцать восемь попугаев. На этот раз неразлучные друзья делали утреннюю зарядку, чтобы быть сильными и здоровыми. Но одно дело Обезьянка, у нее есть ноги и руки, а что делать Слоненку, у которого четыре лапы и если их поставить вместе, то Слоненок падает.

А как делать зарядку Удаву у которого нет ни рук, ни ног, а только хвост? Веселая Обезьянка, всезнающий Попугай, вежливый Слоненок и задумчивый Удав начинают учить математику, выполнять действия, под руководством умного Попугая. Сначала складывают, потом вычитают, а умножать и делить будут завтра, потому что наглядное пособие, то есть бананы кончились, их просто съели при действии вычитания Мультики студии Союзмультфильм 6 год назад Мультфильм из серии Тридцать восемь попугаев.

Эта серия про то, как друзья ждали бабушку Удава, выглядывали во все три стороны. Хотя не понятно, почему в три, ведь бабушка то одна? И вот наконец бабушка приехала и теперь друзья не будут гулять сами по себе, а под присмотром.