Знакомьтесь япония 1999 no 25 кириченко а

СИС технология изготовления джозефсоновских туннельных 25 переходов цифровой схемотехники, как было отмечено в работах [Кирпуапоу ], в области метрологии, а именно в реализации стандартов напряжения. . ) to meet the special requirements of the existing measurement set-up at PTB . СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ЯПОНСКОГО .. М.О. Мнацаканяна25, И.В. Мостовой и А.П. Скорик26, А.С. Панарина27, -Pine Forge Press, ; Ritzer G. Explorations in Social Theory. Денисов Ю. О японском научно-техническом лидерстве / Ю. Денисов // Знакомьтесь— Япония. No. Э.В. Кириченко, к.пол.н. . 82 Вода К.Р. Влияние внешнеполитических концепций японских премьер- 25 См.: Кременюк В.А. Управление и управляемость в мировой политике 10 Engel M. Meet the new Zionists // The Guardian. No 4; Voleker P. Toward a Single World Currency to Level the Playing.

Личность воспитывается как член группы, строящий свои отношения с коллективом как часть и целое. Воспитание в духе сотрудничества развивает чувство общности, позволяет осознать себя частью коллектива, научиться жить в согласии и гармонии с другими учащимися и учителями, ориентирует человека на неконфликтное разрешение проблем внутри коллектива. Именно поэтому в воспитательной работе в школах Японии большое значение придается сплочению учащихся, организации их взаимопомощи и формированию чувства гордости за свой класс, школу и префектуру.

Апелляция скорее к чувствам, чем к разуму, характерна и показательна для японской модели восприятия мира, в которой предпочтение отдаётся непосредственному переживанию. Помимо этого в семейном воспитании большое внимание уделяется ритуалу и взаимоотношениям людей. Ритуал составляет рецепт правильного поведения на все случаи жизни, ибо считается, что живущий по ритуалу живет в согласии со всеми людьми.

Эстетический аспект присущ самым разным видам учебной деятельности. Изучение принципов эстетического воспитания имеет общечеловеческую значимость. В то же время, это -очень сложный и многоаспектный вид деятельности. Изменение политической, экономической и социальной ситуации в нашей стране, открытость общества и школы актуализировали проблему критического использования идей, концепций, педагогических технологий, используемых в других странах.

Изучение японского опыта эстетического воспитания подрастающего поколения представляет особый интерес, поскольку в этой стране предметы эстетического цикла играют важную роль в школьном образовании, а существующие в стране культурные нормы и ценности представляют собой стройную, хорошо организованную систему.

Япония известна своими многовековыми традициями эстетического отношения к миру. Поставленные в диссертации задачи были последовательно решены.

Проведенное исследование позволяет сделать некоторые выводы. Нами был избран для анализа материал Японии, который в значительной степени отличается от Европы. При проведении исследования мы опирались на такие методологические принципы, как единство и взаимосвязь объективного и субъективного, достоверность и научность, историзм, целостное изучение педагогического явления, во всем многообразии связей и зависимостей. Рассмотрение средств и методов эстетического воспитания в контексте воспитательной деятельности в японском обществе, семье и школе выявило действенность японской системы образования в отношении эстетического воспитания.

Причем, высокая результативность эстетического воспитания в Японии объясняется, прежде всего, историческими и культурными традициями, главенствующим местом эстетики в мировосприятии и культуре.

Известно, что процесс эстетического воспитания осуществляется не только путем направленного, планомерно и намеренно осуществляемого воспитания и образования, но и в контексте стихийного, неуправляемого воздействия на человека окружающей его среды, общества, к которому он принадлежит, и влияние которого он может не осознавать и даже не отмечать.

Однако и эстетические аспекты окружающей действительности, и эстетическое воздействие даже не специально эстетических сторон действительности, постоянно и неотступно сопровождая человека, оказывают на него определенное формирующее воздействие.

Вместе с системой традиционных представлений, в которые неотрывно вплетаются и представления эстетические, это составляет тот естественный совокупный контекст, в котором формируется и оформляя-ется эстетическая культура личности - эстетические понятия, вкус, представления об идеале, красоте, гармонии.

Рассмотрение взаимовлияния всех этих факторов позволило выявить приоритеты, роль и значимость отдельных факторов в процессе эстетического воспитания подрастающего поколения. Социально-историческая природа традиционной системы эстетического воспитания была определена как комплексная, устойчивая и насыщенная специфическими культурными компонентами.

Анализ генезиса и современного состояния традиционной системы эстетического воспитания выявил наличие универсальных и специфических характеристик, показал, что эстетическое воспитание осуществляется в духе традиционных представлений о красоте и гармонии.

Изучение базовых идей и принципов эстетического воспитания позволило выявить наиболее существенные характеристики эстетического воспитания в Японии. В то же время анализ эстетического воспитания в Японии выявил своеобразие понимания многих эстетических категорий, что, в свою очередь, оказывает влияние на подход к эстетическому воспитанию подрастающего поколения в обществе и проявляется в непосредственно используемых средствах и методах.

В работе было показано, что задачи эстетического воспитания в Японии наиболее гармонично реализуются при непосредственной трансляции знаний от учителя к ученику. Главным способом освоения эстетической культуры выступает подражание учителю посредством освоения эстетического отношения к миру.

Система эстетического воспитания вписана во всё многообразие социальной деятельности. Воспитательной работе в школе, в том числе и эстетическому воспитанию, подчинен весь учебно-педагогический процесс. Программа эстетического воспитания представляет собой комплекс программ в рамках преподаваемых дисциплин эстетического цикла и во внеклассной и клубной деятельности.

Цели, задачи и средства эстетического воспитания определяются для каждой из возрастных категорий учащихся. Воспитательная работа в школе строится через взаимодействие с семьей, местной общественностью и соседними школами. С этой целью при содействии опекунов и местных жителей создаются советы и проводятся совместные мероприятия, где дети получают практические уроки творчества. Эстетическое воспитание как процесс подразумевает взаимодействие с образовательными моментами и предполагает получение в конечном итоге начальных художественно-практических навыков и развитие творческих способностей в области искусства.

В ходе посещения театров, музеев, библиотек расширяется сфера приобщения детей к культурным традициям отечественной и мировой культуры, формируются эстетические потребности личности, закладывается тяга строить жизнь по принципам красоты и добра. Познавательные и образовательные функции в этом случае практически смыкаются. Традиционные виды искусства, к которым японцы приобщаются со школьных лет, являются организационной формой существования, развития, сохранения и распространения культурных традиций в обществе.

Все традиционные искусства связаны единством и мировосприятия, и языка выражения, и самим пониманием акта творчества. Красота постигается непосредственно как ощущение мира и слияния с. Художественно-эстетическое образование выступает, прежде всего, в виде процесса постижения личностью определенного "языка" искусства. Изучение путей формирования культурных ценностей у детей и подростков имеет свою специфическую особенность, обусловливающую необходимость изучения всех типов контактов молодежи с различными видами культуры.

Как известно, в процессе становления личности активно участвуют семья, школа, другие социальные институты, которые осуществляют важнейшую функцию общества, связанную с сохранением и передачей опыта предыдущих поколений. Если сегодня общество будет недостаточно внимательно относиться к решению проблем, связанных с развитием и творческим воспитанием детей, а по сути - воспроизводством культуры, то потери для социума будут более весомы, чем экономический ущерб.

Анализ культурной среды японского общества как основы эстетического воспитания личности показал, что состав наиболее значащих категорий и понятий, акценты при оценке красоты, её положение в иерархии ценностей весьма специфичны. Именно подобными причинами объясняется трудность в освоении и заимствовании даже самых эффективных методов эстетического воспитания. Тем не менее, нам удалось проследить принципиальные моменты эстетического воспитания в рамках широкого культурного контекста, рассмотреть конкретные средства и методы эстетического воспитания, что может явиться базой для использования в педагогической практике в иной культурной среде.

Проведенный анализ системы эстетического воспитания в Японии продемонстрировал, что эта страна представляет собой чрезвычайно интересную модель эстетического образования и воспитания, где сохраняется и творчески развивается типично восточная практика постоянного обращения к традиции.

Система эстетического воспитания в Японии представляет собой целостную, многоуровневую систему, обеспечивающую решение насущных педагогических задач. Безусловно, проведенное исследование не претендует на полноту изучения проблемы.

Для современной педагогической теории и практики воспитания представляется важным дальнейшее ее углубленное изучение. Можно предположить, что данное исследование может иметь продолжение в изучении эстетического компонента воспитательной деятельности в других педагогических системах, поскольку изучение национальной специфики эстетического воспитания способно дать дополнительный материал, подтверждающий и обогащающий общую педагогическую теорию эстетического воспитания. Эстетическое воспитание в русской народной педагогике.

Noise Theory and Practice Vol. 1 No. 2 | Science Noise - islam-explained.info

Диалектика воспитания и самовоспитания творческой личности. Изд-во Казанского университета, Культура и современность Японии. Традиционалистско-консервативная парадигма как фактор результативности образовательной системы Японии: Стимулы эстетического воспитания школьников в деятельности центра детского творчества: Изд-во Тбилисского университета, Влияние этнопедагогических знаний на эстетическое воспитание младших школьников: Собрание текстов в двух томах.

Искусство и эстетическое воспитание молодежи. Системный подход и гуманитарное знание: Пути и средства формирования эстетической культуры будущих учителей-воспитателей на материале педагогических вузов Республики Армения: Формирование интереса к традициям народного декоративно-прикладного искусства у подростков на уроках технологии: Классическая проза Дальнего Востока.

Подготовка студентов дошкольного факультета педвуза к эстетическому воспитанию детей средствами ознакомления с природой: Методологические проблемы теории и практики эстетического воспитания студентов: Комплексная программа эстетического воспитания населения: Изд-во политической литературы, Epidemiologische uniersuchungen im zusammenhang mit dem auftreten des seuchenhaften spataborts der sauen im Weser-Ems-Gebiel Nordwest-Deutschland.

Seroprevalence of indirect fluorescent antibody to porcine reproductive and respiratory syndrome virus in selected swine herds. Antibody-dependent enhancement of PRRS virus replication. Pathogenesis of porcine reproductive and respiratory syndicme virus infection in mid-gestation sows and fetuses.

Experimental reproduction of swine infertility and respiratory syndrome in pregnant sows. Effects of a modified-live virus vaccine against porcine reproductive and respiratory sindrome in boars. Persistence of porcine reproductive and respiratory syndrome virus in serum and semen of adult boars. Newly recognized respiralory syndromes in North American swine herds. Swine infertility and respiratory syndrome mystery swine disease. Experimenial transmission of swine reproductive failure syndrome mystery swine disease in gnotobiotic pigs.

The new pig disease-further observations in Dutch herds. The new pig disease epidemiology and production losses in the Netherlands. Isolation of porcine reproductive and respiralory syndrome virus in Quebec.

Investigation of a nationwide outbreak of SIRS using a idehone survey. Strategies to control PRRS: A summary of field and research experiences. Comparative pathology of viral respiratory infections in pig. Decermining the economic impact of the new pig disease.

Effect on herd performance and risk indicator analysis. American Assoc Swine Pract News. Vascular lesions in pigs infected with PRRS. The effect of a previous porcine reproductive and respiratory syndrome PRRS virus challenge in pregnant sows after subsequent exposure to virulent virus. The effect of maternal immunity on respiratory disease syndrome caused by PRRS virus. Effects of blue-eared pig disease on a breeding and fattening unit. Epidemiological peculiarities of porcine reproductive and respiratory syndrome.

Epidemiology in North America. An outbreak of blue-eared pig de-sease porcine reproductive and respiratory syndrome in four pig heads in Great Britain. Pathogenicity of a Nebraska isolate of porcine reproductive and respiratory syndrome virus in bred sows and their piglets.

A comparison of the indirect fluorescent antibody lest and the serum neutralization test for the detection of antibodies against PRRS virus. Proceedings of the American Assoc Swine Pract, Pathology and pathogenesis of mystery disease. Mice and rats laboratory and feral are not a reservoir for PRRS virus. Pattern of infection with the porcine reproductive and respiratory syndrome virus on swine farms in Belgium.

12 ФОТО, ДОКАЗЫВАЮЩИХ, ЧТО ЯПОНИЯ - УНИКАЛЬНАЯ СТРАНА

Microbiological Examination of the lungs and fatal cases of porcine reproductive and respiratory syndrome. EMC virus causes poor reproduction. Swine infertility and respiratory syndrome SIRS virus: Use of Immunofluorescence in cytospin preparations on inoculated swine macrophages to detect SIRS virus or antibody.

Detection of PRRS virus and Mycoplasma hyorhinis in pulmonary lesion of pigs suffering from serious respiratory distress. Reproductive failure of unknown etiology.

Enhanced replication ofporcine reproductive and respiratory syndrome PRRS virus in a homogenous subpopulation of MA cell line. E, Van Klink E. M, Van Der Sande W. Agent of "blue ear " disease in pigs dentified. Control measures and response to field use of commercial vaccines.

United States seedstock Industry results. Wybrane wskazniki biochmiczne surowicy krwi prosiat pochodzacych od macior zakazonych wirusem Lelystad. Temporal distribution of equine arteritis virus in respiratory mucosa tissues and body fluids of horses infected by inhalation. Experimental transmission of mystery swine disease. Homologous challenge of porcine reproductive and respiratory syndrome virus immunity in pregnant swine. Review of porcine reproductive and respiratory syndrome.

Modulation of host immune response by SIRS virus. Clinical aspects and consequences of mystery swine disease in nursery and grow-finish.

Causes of mystery swine disease. Morrison R, Bautista E. Mortensen S, Madsen K. Netherlands, Directie van de Veterinare Dienst. New pig disease blue abortion or MSD in the Netherlands. Tijdscbrift voor Diergeneeskunde, In vivo and in vitro studies on the immunobiology of PRRS.

Proliferative interstitial pneumonia in nursery pigs. Porcine reproductive and respiratory syndrome blue-eared pig disease. Mode of neutralization of lactate dehydrogenase-elevatlng virus by polyclonal and monoclonal antibodies. Lactate dehydrogenase-elevating virus, equine areritis virus, and simian hemorrhagic fever virus: Financial implications of mystery swine disease MSB.

Semen changes in boars after experimental infection with porcine epidemic abortion and respiratory syndrome PRRS virus. Scramble is on to solve mystery disease. Experimental infection of weaner pigs with PRRS. Transmission of blue-eared pig disease.

Социокультурная традиция и внешнеполитический менталитет современной Японии

Endemie PRRS virus isolation in nursery pigs originating from older viremic dans. American Assoc Vet Lab Diagn. Epidemic SIRS virus infection of nursery pigs in two swine herd without current reproductive failure. Japan and the Wider World. Из предмета и цели исследования вытекают основные задачи, которые мы ставили перед собой: Выбор теоретико-методологического инструментария был обусловлен тремя обстоятельствами: Соответственно, нами использовались следующие концепции и подходы: Хабермаса, позволяющая исследовать особенности современных коммуникаций, развитой впоследствии российскими учеными В.

Хантингтонпозволяющие исследовать динамику самоидентификаций людей в обществах переходного, трансформационного типа неоценима работа в течение нескольких месяцев ассистентом профессора С. Весомый вклад в эти теории, на которые мы опирались в диссертационном исследовании, внесли российские ученые А.

Наработки подобного типа есть и у японских ученых - Ц. Кокусай сёин, ; Doi ГдЛео. Нагоя дайгаку сюппинкай, ; Мацумото Санносукэ. Токио дайгаку сэппанкай, ; Минами Хироси. University of California at Berkeley, Проблемы качества социологической информации: ЦСП, ; Ядов В. Добросвет, ; Ядов В. Основными методами исследования являются классификация научных данных, их типологизация, общефилософский, культурно-компаративистский и историко-проблемный анализ.

Также использован метод глубинных интервью с японскими бизнесменами и экспертами. Весьма важным является и метод личного наблюдения за ходом российско-японских переговоров. По существу, она предполагает обоснование нового подхода к исследованию общего склада политического сознания японцев и его динамики в переходные периоды трансформаций. Мы не абсолютизируем ее эвристические возможности и не противопоставляет другим категориям. B Мы рассматриваем в совокупности компоненты внешнеполитического менталитета и коммуникации, относящиеся к внешнеполитическому поведению.

Количество подобных работ в мировой и отечественной науке крайне ограничено. Картина характера внешнеполитических коммуникаций становится гораздо богаче смысловыми оттенками, если в анализ включен фактор менталитета. Д Впервые в отечественной научной литературе дан социологический анализ и применены социологические процедуры, в частности, обработка результатов опросов общественного мнения и контент-анализ материалов японской прессы. До сих пор социология и японистика развивались параллельно, пересекаясь лишь в отдельных разрозненных публикациях, порой талантливо написанных, но с позиций общетеоретической социологии.

Впервые проанализированные коммуникации в контексте того, кем японцы себя ощущают, как повлияли на них радикальные трансформации, приходившие извне, дадут новый импульс ученым разного профиля для изучения глоболокальных преобразований на Востоке и в мире в целом.

Положения, выносимые на защиту: Обосновывается информационная составляющая природы менталитета, влияющая на характер его коммуникационной функции. Внешнеполитический менталитет - это та часть глубинного коллективного самосознания и самоощущения членов общества, включающая в себя свойственное им коллективное бессознательное в виде специфических архетипов, врожденных образов, которая выражается в особом политическом мировосприятии, основанном на долгоживущих, устойчивых самоидентификациях по отношению к иным социокультурным и национально-этническим группам; это часть самосознания и самоощущения общества, которая относится к проблематике международных отношений и, в частности, к политической самоидентификации по отношению к окружающему миру.

При этом раскрыт изоморфический характер менталитета как специфического соотношения между рациональным и эмоциональным в совершении политических действий, стремлениями к инновациям и сохранению культурно-политического потенциала прошлого.

Установлено, что самоидентификация наций и национально-этнических групп прямо коррелирует с изменениями во внешнеполитическом менталитете, что конкретно выражается в различном позиционировании себя по отношению к окружающим странам, внутри региона, в мире и, соответственно, в эволюции дипломатических практик. Исследование переломных периодов культурно-политических трансформаций Японии, привнесших важные штрихи в самоидентификацию японцев, позволило выявить амбивалентные тенденции ее развития.

Высокий потенциал долготерпения, жертвенности, сопричастности к этнической общности, привязанности к иерархическим структурам в японском менталитете обеспечивает возможность довольно гармонично переживать смены идентичности, возникающие в результате ослабления функций социокультурной традиции под влиянием извне.

В результате, как правило, не наступает деструкция ценностно-смыслового ядра менталитета, способная дать толчок цепной реакции в виде аномии, ценностно-нормативного вакуума, разрыва в преемственности социальных и культурных норм и роста ретритизма. Проведенный компаративный анализ трех периодов развития японского общества на протяжении полутора веков позволил выявить ряд долгоживущих социокультурных констант и каузальной зависимости между экзогенными факторами и адаптивной реакцией на их воздействие.

Если выполняется одно и то же условие - появление угрозы военной, экономической или информационной безопасности общества, то вне зависимости от других многообразных взаимодействий экономических, политических, социальных, культурных факторов воспроизводится один и тот же паттерн внутри- и внешнеполитических реакций: Анализ имиджей стран, находящихся на первых местах среди приоритетов японской внешней политики личные идентификации в японском менталитете находятся на втором планевыявил амбивалентность в их восприятии.

Существует корреляция между выходом японских учебников, дающих искаженную интерпретацию некоторых эпизодов военной истории, и всплесками антипатии между японцами и их азиатскими соседями, пострадавшими во время войн. На рубеже тысячелетий произошла глубинная эволюция курса Токио.

После зигзагообразного метания Японии между западными и восточными ценностями в японском внешнеполитическом менталитете сформировалась новая доминанта - своего рода стремление к синтезу культур. Обосновано, что одной из важнейших причин отсутствия России среди стран, занимающих приоритетные места в системе координат японской внешней политики, является исторически сложившийся негативный имидж России, который не компенсирован ничем весомым для Японии.

В этом одна из главных причин негативного восприятия японским обществом российской позиции в территориальном вопросе. Эмпирические данные свидетельствуют, что проблема "северных территорий" носит как бы ритуальный характер, в которой явно присутствуют элементы играизационных практик, которые в последнее время приходят и во внешнюю политику, и в дипломатию Выявлены наиболее яркие конативные черты японского менталитета, которые обнаруживаются в процедурах принятия решений в сфере дипломатической практики: В гораздо большей степени, чем на Западе, типичные контексты как бы согласованы уже заранее, стереотипизированы, канонизированы и выступают в качестве конвенциональной нормы, некоего изначального стандарта для членов дипломатической сети.

При анализе японского политического дискурса заметна высокая степень ритуальности, наглядно обнаруживаемая во время переговоров дипломатов или бизнесменов; б исторически сложились процедуры принятия решений, довольно существенно отличающиеся от западных.

Вы точно человек?

Несказанное и квазисказанное имеет важные функции амбивалентного характера. Умолчания во время подготовительной стадии служат символическими сигналами, указывающими на продвижение к консенсусу или на невозможность его достигнуть. Принятые таким образом решения, как правило, не являются юридически обязывающими, далеко не всегда они облекаются в форму политических директив, они ближе к социальным императивам; в если в российской и многих западных системах функционирование государственного аппарата и социальных структур контролируется преимущественно сверху вниз, то в японских традиционных системах этот контроль скорее осуществляется снизу вверх.

Японская модель принятия решений опирается на согласованность субъективных оценок членов группы. Такого рода контроль требует усилий и времени для принятия решения, но если оно принято, система срабатывает достаточно эффективно; г Всевозможные тотемы и табу, составляющие архетипическую конструкцию, являются важным компонентом управления и принятия политических решений.

Процессы глобализации объективно подталкивают Японию к открытости по отношению окружающему миру. Однако не искорененные симптомы социокультурной обособленности, заложенные в долгоживущих ригидных архетипах японской ментальности, являются одной из важнейших причин пассивности и реактивности японской внешней политики. В этом заключается еще одна важная причина отсутствия активного внешнеполитического курса страны.

Полученные в ходе диссертационного исследования результаты и выводы использовались для информирования МИД России, других органов российской власти, осуществляющих внешнеполитическую деятельность страны. Они использовались во время встреч с японскими официальными представителями, видными членами бизнес-сообщества и журналистами, что способствовало утверждению толерантности и взаимопонимания, минимизировало противоречия, обусловленные социокультурными факторами.

Кроме того, материалы исследований были доведены до широкой научной общественности, как в России, так и в Японии, что способствовало приращению знаний о национальном характере японского народа.

Представленные в диссертации материалы исследований использовались в подготовке различных учебных курсов в МГИМО-Университете, а также для чтения лекций и научных выступлений за рубежом. Диссертация была рекомендована к защите. Основные положения диссертации отражены в 2-монографиях, 2-х брошюрах и ти публикациях, общим объемом более 95 п. Диссертация состоит из введения, 4-х глав, заключения и библиографии. При выборе структуры мы руководствовались необходимостью первоначального описания наиболее общих характеристик избранного для изучения объекта - внешнеполитического менталитета, а также его социокультурных корней -с тем, чтобы перейти к динамическим конкретным характеристикам.

С одной стороны и это давно изучено и многократно подтвержденоинформация разрушает стереотипы и привносит знание о процессах и явлениях. С другой стороны, сильное давление информационных потоков включают механизмы защиты от инородного влияния, обороняя ключевые национальные ценности. Если система отторгает что-либо из чужого набора ценностей, то вступают в действие закономерности, которые мы для наглядности обозначаем термином "ксенотрансплантация" изначально - отторжение инородной ткани.

Институциональные и ценностные "трансплантанты" с чужой "группой крови" отторгаются политической системой. Однако есть нации с менталитетом высокой пластичности, обладающие высокими адаптационными способностями.

К таким национальным общностям относится и Япония. Внешнеполитический менталитет это та часть глубинного коллективного самосознания и самоощущения членов общества, включающая в себя свойственное им коллективное бессознательное в виде специфических архетипов, врожденных образов, которая выражается в особом политическом мировосприятии, основанном на долгоживущих, устойчивых самоидентификациях по отношению к иным социокультурным и национально-этническим группам; это часть самосознания и самоощущения общества, которая относится к проблематике международных отношений и, в частности, к политической самоидентификации по отношению к окружающему миру.

Проведенный нами анализ помогает развеять ряд социально-политических стереотипов, например, о полной изоляции в эпоху позднего Средневековья. Самоизоляция Японии действительно имела место. Но - не в столь жесткой форме и не столь длительный период, как это закрепилось в стереотипных представлениях и научных исследованиях. Говорить о полном закрытии страны неправомерно.

В действительности, в период так называемой изоляции продолжались торговля, внешнеполитические отношения и культурный обмен с Голландией и Китаем, а также постоянные контакты с Кореей и Рююо.

Имидж изолированной Японии, жители которой в эпоху Токугава были полностью отрезаны от внешнего мира, определенно противоречит образу Японии как цивилизации, ориентированной на социально-политические эталоны континентального Китая.

Роль Японии, которую она играет сегодня в Восточной Азии, тесно связана с ролью, которую она играет на глобальном уровне и наоборот, а модель внешнеполитического поведения на этапе глобализации, а именно - балансирование между глобализмом, носящим окраску американизации, и азиатским регионализмом -сложилась еще в период Мэйдзи.

Поиски новой социально-политической идентичности стали реакцией Японии на внешнеполитическое и информационное давление, которая была реализована в стремлении достичь большего влияния на мировой арене.

Изучение переломных периодов культурно-политических трансформаций Японии, привнесших важные штрихи в самоидентификацию японцев, позволило выявить амбивалентные тенденции ее развития.

Америке крайне трудно признать Японию полноценной западной страной и преодолеть образ азиатской, восточной страны, несмотря на ее впечатляющие успехи в финансово-экономической сфере.

Для Америки более существенно, что Япония имеет восточные корни, отличные от западных начал. Права человека в американской интерпретации, согласно многочисленным свидетельствам, у многих японцев вызывали и вызывают несколько двойственные эмоции.

Традиции общества, опирающегося на буддистские и конфуцианские устои, не отрицают западное толкование прав человека, но в то же время не ставят их на ведущее место в системе ценностей.

Лояльность и верность долгу, например, традиционно ценятся выше прав личности. Большинству японцев присущ скорее утилитарный, прагматический взгляд с позиций повседневной жизни. Имидж Америки в Японии - это не столько образ конкретной страны, сколько своего рода символ модернизаторства, западничества, прогрессивности, богатства и процветания.

В силу эмоциональности и интерактивности моделей японского общения, стараясь приспособиться к американским требованиям, японская сторона часто ожидает от Вашингтона, что он будет в свою очередь учитывать и интересы Токио. Отсутствие взаимности вызывает нескрываемое разочарование в Японии. Но в Вашингтоне сложилось впечатление, что Токио не хочет ничего делать без внешнего давления. Видимо, эта тенденция будет сохраняться и, возможно, усиливаться в будущем. В действительности японские правящие круги проводят лавирующий внешнеполитический курс, внешне подчиняясь давлению США, но в большинстве случаев преследуя собственные интересы.

В целом, можно сделать вывод, что японский внешнеполитический менталитет продолжает опираться на представления о близких социально-политических отношениях с США. Наметившаяся тенденция к усилению более критического отношения к Соединенным Штатам, пока не демонстрирует стабильности и вполне может оказаться лишь временной девиацией.

Тем не менее, есть объективные предпосылки к усилению критических настроений. Взгляд исследователя останавливается на очень крутом взлете отрицательных оценок японским населением политических отношений с Китаем в г.

Опросы общественного мнения обнаруживают явный негативный перелом в отношении японцев к Китаю. Не менее красноречивое падение положительных оценок политических отношений и рост негативизма зафиксированы в г. Немаловажно отметить важный, на наш взгляд, вывод о том, что флуктуации взаимных оценок японцев и китайцев повторяют календарный график демонстративных посещений японскими руководителями храма Ясукуни и выхода новых учебников национальной истории в Японии.

И наоборот, попытки японского руководства принести искренние извинения Китаю вызывают некоторые позитивные сдвиги в социально-психологическом климате. В начале нашего века мы имеем в виду пребывание у власти Коидзуми Дзюнъитиро наблюдается изменение социально-психологического отношения японцев к проблемам азиатизма вообще и взаимоотношений с азиатскими странами в частности.